По благословению митрополита Воронежского и Лискинского Сергия, главы Воронежской митрополии
Икона Матери Божией Дивногорская (Сицилийская)

 

Из книги П. Никольского «Дивногорский Успенский монастырь.

Исторический очерк». Воронеж, 1904 г.

В 1830–1831 годы Россия претерпела тяжелую холерную эпидемию. Жители городка Коротояк были объяты страхом. В это время Екатерине Иларионовой (Коломенской) во сне явилась Божия Матерь и приказала взять из Дивногорского монастыря Ее икону: «Помолитесь перед нею, а если не возьмете, то все умрете». Утром женщина пришла в Коротоякский собор, где было уже много народа, собравшегося на молитву об избавлении от эпидемии. Коломенская рассказала о своем сновидении. Люди при этом вспомнили о неоднократных видениях света и лучей в ночное время в храме Дивногорского подворья. Поэтому рассказ Коломенской был встречен с доверием. Испросивши разрешение от пастырей, народ вместе с Коломенской отправился в Дивногорский монастырь за иконою (июль 1831 г.). Но иконы, виденной Коломенской во сне, в монастыре не оказалось. Несмотря на это, Коломенская продолжала просить разыскать икону и выдать ей оную. Настоятель иеромонах Афанасий, созвав всех находившихся в монастыре, стал расспрашивать о просимой иконе. Монастырский трудник Андрей, человек праведной жизни, еще из Коротояка (когда монастырь был там) нередко хаживавший в Дивногорье с его пещерами, сказал, что он видел на столпе в Больших Дивах древнюю икону. Коломенская пошла в Дивы и еще издали,завидев икону, призналась, что именно такой образ она видела во сне. Но снять икону без лестницы было невозможно, так как она была врезана высоко в столпе. Один из пришедших начал ползком взбираться на соседнюю крутизну, к которой примыкает столп, и с легкостью снял икону. Сновидица, а за нею и все пришедшие, видя икону, как бы чудесно сошедшую с горы, направились, неся чудотворный образ, сначала в монастырь, а потом в Коротояк на монастырское подворье.Поставление иконы в храме сопровождалось молебствием с акафистом Пресвятой Богородице, а затем всенощным бдением. На другой день после литургии и молебна с освящением воды с городской площади начался крестный ход с иконою Матери Божией Сицилийской. После этого болезнь стала отступать. Между тем горожане спешили брать икону в дома для совершения перед ней молитв Божией Матери. В скором времени болезнь совсем прекратилась. После этого жители Коротояка решили ежегодно брать эту икону к себе - в те дни, когда обнаружилось первое чудо исцеления и избавления города Коротояк от эпидемии. В 1847-1848 гг. Россию снова постигла холерная эпидемия. Коротояк не пострадал. Но соседний Острогожск был охвачен этим бедствием. Жители города прибегли к заступничеству Божией Матери и испросили Сицилийскую икону Заступницы у Дивногорского строителя иеромонаха Меркурия. 29 августа 1847 г. они внесли ее в первый раз в свой город. И опять болезнь стала ослабевать. Благодарные горожане в 1848 г. просили Воронежского архиепископа Игнатия позволить им ежегодно вносить в город икону для молебствий с 29 августа. Преосвященный Игнатий разрешил принимать икону в Острогожске только в течение трех дней (с 28 июня по 1 июля). Но жители Острогожска снова просили удовлетворить их прежнее ходатайство, «почитая это возможным тем более, что граждане соседственного города Коротояка с давнего времени пользуются правом ежегодно брать ее в свой город с 1 июля по 14 августа, а Дивногорский монастырь, состоя в дачах Острогожского уезда, в понятии общежития составляет нашу общую принадлежность» (П. Никольский «Дивногорский Успенский монастырь. Исторический очерк». Воронеж, 1904 г.). На этот раз они просили, чтобы чудотворная Сицилийская икона Божией Матери оставалась в Острогожске с 29 августа по 25 октября, так, чтобы каждый житель города мог, по усердию, помолиться перед иконою в собственном доме, да и уездные жители могли молиться здесь, чего при отдаленности от монастыря многие не могли сделать. Одним из следствий такого порядка дела было бы и увеличение средств для возобновления Дивногорской обители. Архиепископ Игнатий после этого ходатайства счел необходимым обратиться с представлением в Священный Синод. СвященныйСинод, согласно мнению преосвященного Игнатия 2 сентября 1850 г. определил дозволить гражданам г. Острогожска приносить в свой город Сицилийскую икону Божией Матери сроком на два месяца - с 29 августа по 29 октября, на что последовало Высочайшее соизволение Государя Императора Николая Павловича. С тех пор ежегодно в Острогожск к 29 августа стекаются окрестные жители. К этому дню собирается в монастырь множество богомольцев не только из окрестных селений, но и из отдаленных местностей. Утром этого дня, после литургии, чудотворная икона уносится из Дивногорского монастыря, в сопровождении нескольких иеромонахов и священников в ризах, диаконов с кадилами, с церковным пением, в предшествии фонаря со свечою. Икону сопровождают благочестивые богомольцы, большей частью направляющиеся из монастыря, частью подходящие на пути (более 20 верст) из Коротояка и близлежащих селений. Когда икона приближается к Острогожску, навстречу ей, за несколько верст от города, выходит городское духовенство, и икона торжественно вносится в городской собор, где отправляется молебствие, а затем на всенощном бдении читается акафист Пресвятой Богородице. На другой день и во все последующие горожане берут святой образ в свои дома. Только ночью она приносится в церковь (на подворье монастыря).

В 1858 г. жители слободы Алексеевка Бирюченского уезда обратились к Епархиальному начальству с прошением о дозволении принимать у себя святую икону с 20 ноября до 20 февраля - в память избавления слободы от бывших в 1858 году пожаров. Эти пожары прекратились после молитв пред чудотворною иконою (29 сентября 1858 г.), вследствие чего жители Алексеевки дали обет совершать пред иконою ежедневно молебствие. По ходатайству преосвященногоИосифа, Св. Синод 2/15 ноября 1860 г. разрешил износить икону на указанный срок в Алексеевку.По традиции провожали святую икону так же, как в Острогожск. В 1887 г. срок пребываниясвятой иконы в Алексеевке был сокращен на 2 месяца.

Между тем случаи чудесного заступничества Божией Матери прибегающих к Ней и молящихся пред Ее чудотворною Сицилийскою иконою продолжались. Но так как эти случаи передавались устно и потому могли забываться или искажаться, то Воронежская Духовная Консистория 28 марта 1862 года определила: «Хотя многие из поклонников, обращавшихся с верою и молитвой к Божией Матери, перед чудотворною Ее иконою, именуемою Сицилийскою, удостаивались получать исцеление от различных и тяжелых недугов своих, как это утверждают очевидцы, но таковые исцеления не вносились при монастыре своевременно в запись, а потому в настоящее время очень трудно привести их в известность». Поэтому по распоряжению преосвященного Иосифа Духовная Консистория вменила в обязанность настоятелю монастыря игумену Анфиму ввести при монастыре«запись - удостоверяемую братией монастырской о всех достоверных засвидетельствованных благодатных знамениях, какие могут совершаться при означенной иконе Божией Матери; и своевременно доносить о том Епархиальному Начальству». Конечно, и после этого распоряжения далеко не все чудесные знамения от святой иконы были засвидетельствованы и занесены в монастырские записи. Благочестивые люди весьма часто из чувства смирения скрывают в глубине души особые знамения к ним милости Божией. Поэтому многие чудеса так и остаются сокрытыми, другие открываются случайно спустя несколько лет после их совершения. Однако при всем том Дивногорская пустынь с утешением может поведать такие явления милости Божией к разным лицам, чудесность которых нельзя подвергнуть сомнению.

Чудо над крестьянкою слободы Бутурлиновки Бобровского уезда Евдокией Ивановной Семерниной (описано ее духовником, протоиереем слободы Бутурлиновки, а потом г. Коротояка Пахомовым).

«Через пять лет по замужестве сделалась я больна лихорадкою, не оставлявшею меня около 15 лет. Не помню, на каком году болезни, представилось мне сонной, будто бы кошка бросилась мне на лицо. Испугавшись, я проснулась и бросилась к ведру, стоявшему с водой в той комнате, где спала я. Но сколько ни пила я воды, а жажды утолить не могла; в то время была я беременна. С той поры я стала необычайно пить воду. Было то, что вода ртом и носом лилась у меня, но жажда не прекращалась. Лицо и все тело у меня опухло и сделалось блестящее, как склянка. Вся я отяжелела; есть мне почти ничего нельзя было. Все мне опротивело, даже слюны проглотить была не в состоянии, ибо она имела для меня запах нестерпимый. Не раз я приговорена была к смерти, много раз я напутствована Святыми Таинствами. К этой болезни присоединилась другая - боль зубов. По совету некоторых, я решилась дозволить вырвать у себя больной зуб. Но когда его вырвали, рот у меня перекосило, левый глаз повредился, лицо изуродовалось, а боль усилилась до нестерпимости. Страдая безнадежно и частию уединенно, я в одно время вечером вспомнила, что покойная мать моя говорила мне: «Дочка, с тобой что ни случится, всегда прибегай к Царице Небесной, - она тебе во всем поможет; Она тебя от всякого несчастия избавит». Припомнивши наставление своей матери, я бережно спустилась с кровати и пала пред иконою Божией Матери, висевшею на стене той комнаты, где я лежала. Долго я со слезами молила Царицу Небесную избавить меня от мучащей болезни и, изнемогши, не помню, как опять влезла на кровать и крепко заснула. В эту ночь сонное мне было видение: будто - хожу я по каким-то высоким меловым горам, между каких-то больших столпов; будто вошла я в какую-то пещеру, где сколько я ни ходила, а выйти из оной не могла, пока какая-то черница не взялась меня вывесть из той пещеры, и указала мне дверь. Но лишь я только дверь отворила в половину, как на противоположной стене,представившейся мне комнаты, я увидела икону Божией Матери, Которая была вся в сиянии, вся изукрашена и вся в цветах. Изумленная и обрадованная, я не могла идти далее, а черница, стоя за спиной у меня и указывая на икону, сказала мне: «Проси Дивногорскую Владычицу!». И вдруг я очнулась. Видение сильно напечатлелось в моем воображении, и все виденное я твердо удержала в своей памяти, но какую Владычицу приказала мне просить черница, сего припомнить не могла. Сколько я ни спрашивала людей, чтобы узнать, где есть такая икона Божией Матери, которую я там видела во сне, - но никто мне указать оной не мог. Где я ни была с тем, чтобы встретить виденную мною во сне икону, но нигде оной не встречала. Однажды, идя в слободу Велико-архангельскую, где было освящение иконостаса, с целью, не увижу ли я в этой церкви явившейся мне во сне иконы Божией Матери, - я сошлась с Бутурлиновскою черницею и ей на пути рассказала и виденный мною сон и о тщетном мною искании явившейся мне во сне иконы Божией Матери. Эта черница, выслушав меня, сказала мне: «Иди ты в Дивногорский монастырь: там ты найдешь и виденную тобою во сне местность, и явившуюся тебе во сне Царицу Небесную. Я там была и все там видела, о чем ты мне теперь рассказала».

Приняв совет черницы, я к празднику Успения Пресвятыя Богородицы, с другими слободы нашей жителями, отправилась в Дивногорский монастырь помолиться. Подходя к монастырю, я с удивлением примечала ту самую местность, которая в сонном видении мне представлялась; до подробности все я находила, что удержала память моя после сонного видения. А когда я подошла к иконе Царицы Небесной Божией Матери, стоявшей на столпе меловом, вся я затряслась, обомлела и с места переступить не могла. Икона была та самая, какую во сне я видела, и о которой столь долго я расспрашивала, и которую столь долго я искала. Пала я пред Царицею Небесной, обрадованная: в ней я видела избавление свое от многолетней нестерпимой моей болезни. Отслужили молебен Царице Небесной, после молебна я приложилась к иконе Божией Матери и в то же время почувствовала послабление от жестокой моей болезни: сильная боль головы унялась, шум и стреляние остановилось, глазом могла видеть ясно, челюсти сошлись и стали на своем месте, говорить стала я свободно, лицо исправилось. От несказанной радости я не помнила себя. Облитая слезами, я отошла от иконы Царицы Небесной и о благодатной помощи, ниспосланной мне, я в то время никому не сказала. Только одна, бывшая со мною на богомолье, слобожанка, взглянув на меня, когда мы сели подкрепиться пищею, сказала мне: «Тетка, у тебя рот на своем месте, да и глаз твой теперь не страшен, и лицо твое приняло вид прежний». «Да, - сказала я, - теперь я, слава Богу, чувствую себя совсем здоровою, прежней боли совсем не ощущаю, глазом и ртом я владею свободно, - буду молиться и надеюсь на милость Божию, Он Милосердый избавит меня от мучительной долговременной болезни». И точно, болезнь моя с того времени совершенно прошла, позыв на воду прекратился, есть я стала все, - отвращения к пище никакого не имею. И,прострадав около 15 лет, ныне нахожу себя совершенно здоровою, по ходатайству и заступлению Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Которая Сама, я как несомненно верю, благодатным Своим посещением в сонном моем видении, указала мне свою дивную помощь и то, где я могу найти сию помощь к избавлению себя от мучительной, долговременной моей болезни».Постоянное мое посещение болящей, как прихожанки, во время ее болезни, а также и по чудесном исцелении, короткое мое знание всего семейства - ручается за правдивый рассказ показанного», - так говорит в письме к Дивногорскому игумену протоиерей Пахомов. К сожалению, год исцеления не показан. Так как Пахомов служил в Бутурлиновке с 1840 до 1862 г., то на эти годы и следует относить рассказанную болезнь и исцеление.

Исцеление жены отставного урядника г. Екатеринодара Черноморской волости, Кубанского казачьего войска, Ейского военного округа, Копельской станицы, Феодосии (Кононовой) Коробки 60-ти лет.

Болезнь Кононовой была кровотечение, начавшееся в первых числах декабря 1862 г. Болезнь была так тяжела, что больная с трудом могла ходить по комнате. Помощь врачей оказалась бессильной. Муж ее Константин Никифорович Коробка в 1862 г. был в Дивногорском монастыре на поклонении Чудотворной Сицилийской иконе Божией Матери и посоветовал то же сделать своей жене. Болящая с радостью согласилась на это. «Коль скоро достигли мы до той горы, пишет ее муж, где обретена чудотворная икона, болезнь ее немедленно прекратилась, и мы, воздав Господу Богу благодарение, отслужив молебен Спасителю и Божией Матери с акафистом и водоосвящением, возвратились обратно в предлежащий нам путь благополучно». О сем благодатном врачевании«показуем мы, - пишет в своем заявлении К. Коробка, - по чистой совести и по долгу христианскому».

Исцеление пятилетней девочки Меланьи, дочери Анастасии Никитиной (Абросимовой), дворовой прислуги надворного советника. Николая Егоровича Жирова.

Больная малютка имела сильное расслабление в членах и совершенное онемение в языке, между тем глазами она смотрела на все осмысленно. Коротоякские врачи не обнадеживали мать. Один из них на вопрос матери, поможет ли лекарство, ответил: «Я - не Бог, будущего не знаю». Другой сказал, что, может быть, вылечит больную от расслабления в членах, но не ручается за то, чтобы она получила дар слова, что, судя по поражению языка, она может остаться навсегда немою. Тогда мать обратилась с мольбою к Божией Матери пред ее Сицилийской иконой: «Царица Небесная! Заступница и скорая Помощница всем скорбящим, избавь мое единственное детище от тяжкого недуга! Отдам тебе половину всех моих денег, заработанных трудами!» Через неделю больной стало легче, она сначала подняла правую руку, сделала потом небольшое движение левой, и проговорила первое слово: «Мама»! Вскоре после этого она стала ходить, свободно владеть всеми членами тела и говорить все, что доступно ее возрасту. Известие об этом событии, происшедшем 8 февраля 1864 г., сообщил настоятелю монастыря надворный советник Жиров.

Исцеление Сильвестра Григорьевича Аксенова - 15 лет (из деревни Красный Рог, села Перестряш, Новосил. уезда Тульской губернии) - от простуды ног и живота, 25 июля 1863 г.

Исцеление от ломоты и расслабления всего тела жительницы г. Боброва Анны Алекс. Филимоновой. Чудо совершилось 2 мая 1868 года, во время перенесения иконы. Сожалея, что она не может пойти навстречу иконе, Филимонова почувствовала себя здоровою.

Исцеление Ивана Алексеева Меркулова из слободы Калач в Апреле 1897 года от водянки.

Чудесные знамения от иконы побудили многие местности Воронежской губернии последовать примеру городов Коротояка, Острогожска и слободы Алексеевки. В 1863 г. жители г. Боброва испросили разрешение иметь у себя Чудотворную икону с 5 мая по 5 июня (указ Воронежской Духовной Консистории 28 Марта 1863 г., № 2732). Но так как это разрешение было дано Епархиальной властью временно, то преосвященный Серафим в начале 1867 г. воспретил износить икону в Бобров. На новое ходатайство жителей г. Боброва, направленное в Святейший Синод, последовало в том же году разрешение Синода выносить икону в Бобров на срок с 1 мая по 1 июня.

В 1866 г. Воронежскую губернию снова постигла холерная эпидемия. И опять жители г. Острогожска получили знамение милости Божией после молитвы пред чудотворной Сицилийской иконой Божией Матери. В память этого события жители Острогожска, по благоговейному внушению местного духовенства, в 1867 г. дали обет устроить на собственные средства молитвенный дом во имя чудотворной иконы на пожертвованном в 1866 году штабс-капитаном Сергиевым месте. Так возникло в Острогожске подворье Дивногорского монастыря, после чего чудотворная икона в Острогожске стала помещаться не в соборном храме; а в молитвенном доме на подворье, начиная с 1871 г.

В 1872 г. испытали тяжелое бедствие жители Бобровских степей. С весны там не было ни одного дождя; даже редко выпадала роса. В середине весны, когда обычно природа сияет своим пышным расцветом, бобровские степи поражали жителей своим унылым видом. Земля, вспаханная под яровое и засеянная, была черна, как не сеянная. Озимые всходы поникли к земле и потемнели. Понурый скот уныло бродил на пару, питаясь скудною прошлогоднею травою. Положение жителей было самое тяжелое. Но вот жители обратились с молитвою к Господу и пожелали пронести по своим полям чудотворную Сицилийскую икону Божией Матери. Заслышав о приближении чудотворной иконы, они толпою вышли навстречу к ней вместе с духовенством. С горячею мольбою и слезами преклонили они свои колена пред Заступницей рода христианского. В начале молебствия на небе показалось небольшое черное пятно, обратившееся скоро в дождевое облако и охватившее весь горизонт. И прежде чем окончился молебен, туча разразилась проливным дождем. После того в течение двух недель, пока чудотворная икона оставалась в Бобровских степях, дожди не прекращались. Поля покрылись густою зеленью, так что невозможно было узнать, что это те же самые нивы, которые две недели тому назад были пусты и мертвы. Понятно, как сильна радость народа - для него наступила другая Пасха. Благодарные жители пожелали после этого ежегодно встречать у себя чудотворную икону с 1 по 11 июня. Это желание было письменно выражено арендаторами и землевладельцами имений Графа Орлова-Давыдова, госпожи Шлихутиной и казенных владений.

С тех пор слава чудотворной иконы распространилась во всей местности, обнимающей уезды - Коротоякский, Острогожский, Бобровский, Бирюченский, Нижнедевицкий.

Весьма многие слободы и села приглашали к себе монашествующих со святою иконою и служили пред нею молебны и в храмах, и в своих домах. Вот список этих селений: Новенькая, Дубовская, Репьевка, Мастюгино, Афанасьевское, Чесменская волость, Боршово, Подгорная, Истобенская волость, Оськинская волость, Платава, Голдаевка, Задонская, Россошь, Гончаровка, Гнилая, Колбинская волость, Россошки, Девица, Осадчева. Таким образом, чудотворная икона находилась вне монастыря почти в течение всего года. Такой порядок дела был ограничен указом СвятейшегоСинода от 7 марта 1901 г. С тех пор чудотворная икона износится из монастыря на следующие сроки. С 29 августа по 28 сентября - в г. Острогожск, с 29 сентября по 29 октября - в слободуАлексеевку, с 30 октября по 6 ноября - в слободу Новенькую и Дубовскую, с 7 по 15 ноября - в г. Бирюч, с 1 по 10 мая - в г. Бобров, с 11 по 18 мая в степи - именье гр. Орлова-Давыдова, с 11 июля по 1 августа в г. Коротояк, со 2 по 8 августа - в с. Репьевку, с 24 по 28 августа в слободу Лиски.