СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ГЕОРГИЙ (ГРИГОРИЙ) АЛЕКСАНДРОВИЧ БОГОЯВЛЕНСКИЙ
Память 19 мая, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, новомучеников и исповедников Белгородских, Воронежских, Курских и Липецких святых. Родился 1 января 1883 года в селе Нижние Матрёнки Усманского уезда Тамбовской губернии в семье псаломщика, позже ставшего священником. Два брата Георгия также стали священнослужителями. Окончил сельскую школу. В 1905 году призывался в армию, и во время Первой мировой войны служил полковым писарем.

            

 

 

ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ  БОГОЯВЛЕНСКОГО

После революции 1917 года стал псаломщиком.

В 1930 году рукоположен во священника. Служил в Покровском храме села Верхний Телелюй Дрязгинского района Козловского округа Центрально-Чернозёмной области. Жил со своей семьей в доме священника, расположенном около храма. В семье было шестеро детей.

Незадолго до ареста семью священника выселили из дома, и им пришлось жить непосредственно в храме.

Из воспоминаний дочери Анастасии:

"Батюшку несколько раз вызывали власти и пытались склонить его к сотрудничеству. На это предложение он категорически ответил отказом, после чего в отношении него было сфабриковано уголовное дело".

В конце 1934 года в здании храма был устроен пункт "Заготзерна" (зернохранилище). После этого о.Георгий совершал богослужения на дому у прихожан.

Весной 1935 года власти приняли решение окончательно закрыть храм, а для этого арестовать священника. Несколько местных колхозников, председатель колхоза и секретарь сельсовета оговорили о.Георгия, заявив:

"Священник Георгий Богоявленский ругал Советскую власть, вел антиколхозную агитацию, говорил, что колхозы распадутся, а в доме колхозника Столповского, перед совершением по приглашению хозяина всенощного бдения, агитировал против советской власти и спаивал колхозников".

 Вызванный в качестве свидетеля Столповский решительно опроверг лжесвидетельства.

8 мая 1935 года о. Георгий был арестован по обвинению в "организации контрреволюционной деятельности и антисоветской пропаганды" и заключён в тюрьму города Усмани.

23 июня того же года Специальной коллегией Воронежского облсуда осуждён на 5 лет ИТЛ по статье 58 - 10 ч.1 УК РСФСР, с обвинением в "антисоветской агитации, агитации против колхозов, клеветой на Советскую власть".

На допросе, состоявшемся на следующий день после ареста, о.Георгий заявил:

"По поводу колхозов разговоров никаких... не вел, а равно и не ругал советскую власть...

В декабре 1934 года был я в пункте Заготзерно, помещающемся в церкви, и при входе в церковь заметил расхищение: снята церковная шелковая занавесь... и не оказалось стекол в иконах. После чего я полез на колокольню в кладовку, где хранилось двенадцать листов железа для ремонта крыши церкви, - тоже такового не оказалось. Равно сняты совсем с лицевой стороны церкви водосточные трубы. При храме был сторож, я спросил его - куда девались эти вещи? Тот заругался неприличными словами... говоря: "Здесь все народное".

В ответ я ему сказал: "Здесь не народное, а государственное имущество, за него целиком отвечает церковь и группа верующих...".

Что же касается показаний председателя сельсовета, будто я 6 января с.г. по вызову его явился пьяный в сельсовет и по требованию с меня налога я как будто ответил, что он не имеет права с меня требовать и называл советскую власть "апрельским снегом", - это полнейшая и лживая ложь со стороны председателя сельсовета... Председатель сельсовета никогда не вручал мне документов, по коим уплачиваются налоги, и не знает сроки их платежей... Первый срок платежа 1 марта, а не в январе, и пьяным я никогда в совете не был...".

В заключение о.Георгий потребовал от следователя вызова дополнительных свидетелей, которые "действительно покажут, что таких слов и разговоров про советскую власть не велось".

Это было следователями отвергнуто потому, мол, что "обстоятельство, о котором ходатайствует обвиняемый, в достаточной степени установлено", и материалы дела были направлены в суд.

23 июля того же года Специальной коллегией на закрытом заседании Выездной сессии Воронежского облсуда осуждён на 5 лет ИТЛ по статье 58 - 10 ч.1 УК РСФСР, с обвинением в "антисоветской агитации, агитации против колхозов, клеветой на Советскую власть".

Выступая в суде, о.Георгий сказал:

"В предъявленном обвинении виновным себя не признаю и поясняю, что 15 декабря 1934 года я был в церкви, заметил, что оторвана занавесь церковная из алтаря, вынуты стекла из икон и взяты листы железа, предназначенные для ремонта крыши. По адресу советской власти я ничего не выражал. У себя на квартире и у Столповского я по адресу порядка управления также ничего не говорил. Против колхозов агитацию не вел. В сельском совете 6 января 1935 года я был, но опять-таки против советской власти не выражался, и о партии также не выражался".

 Некоторые из вызванных в суд свидетелей подтвердили лжесвидетельства, хотя и в значительно меньшем числе эпизодов, нежели на предварительном следствии, а основные свидетели и вовсе не были вызваны.

В последнем слове отец Георгий заявил, что ему "обвинение было предъявлено на почве личных счетов с председателем сельсовета, и все это клевета".

В тот же день суд зачитал приговор и батюшка был отправлен на Дальний Восток.

Заключение отбывал в лагпункте Среднебельского совхоза Дальлага НКВД, был занят как инвалид на подсобных работах.

В феврале 1938 года в лагере было начато новое следственное дело. Был арестован вместе с архиепископом Курским Онуфрием (Гагалюком), епископом Белгородским Антонием (Панкеевым) и другими священнослужителями: священниками Ипполитом Красновским, Митрофаном Вильгельмским, Александром Ерошовым, Михаилом Дейнекой, Николаем Садовским, Василием Ивановым, Николаем Кулаковым, Максимом Богдановым, Александром Саульским, Павлом Поповым и псаломщиком Михаилом Вознесенским. Обвинялся в участии в "контрреволюционной группировке на четвертом участке лагпункта" и "ведении террористически-пораженческой агитации" среди заключенных. Виновным себя не признал, отказался подписывать лжесвидетельства. В начале марта вместе с другими заключенными был переведён в тюрьму города Благовещенска.

17 марта 1938 года особой Тройкой УНКВД по Дальневосточному краю был приговорён к расстрелу.

Расстрелян 1 июня 1938 года в городе Благовещенске. Погребён в безвестной общей могиле.

В 1991 году был реабилитирован по 1935 году репрессий.

Канонизирован в лике святых мучеников под именем Григория [1] на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви 2000 года по представлению Белгородской епархии. 

 

 См. Житие священномученика Георгия Богоявленского